Кошки и литература.

Книга о кошках, Стефано Сальвиати «100 легендарных кошек».
Сокращённый вариант. Год выпуска: 2008

Содержание книги — Жми тут.
Муза искусств и словесности.
Бандит с большой дороги.

кот и лиса«Роман о Лисе» — один из выдающихся памятников средневековой литературы. Написанный разными авторами(конец XII — начало XIII века), он создаёт яркую картину приключений целого ряда животных. Если даже это и сатирическое повествование — намёк на недостатки сугубо человеческого свойства, то всё же роман привлекает и свежими наблюдениями над повадками животных, и атмосферой самой эпохи.
Лис Ренар — ужасный плут и закоренелый вор, но от него не слишком отстаёт и кот Тибер. Этот альянс лиса и кота сам по себе вызывает удивление, но, судя по тому, как описан Тибер, речь здесь идёт об одичавшем домашнем коте, перешедшим к жизни хищника. Согласие между Ренаром и Тибером относительно: каждый стремится одурачить другого, и Тибер весьма силён в этой невинной игре! Француз Лафонтен (Кот и Лис) и итальянец Коллоди (Пиноккио) вспомнят об этом тандеме двух пройдох, когда будут создавать «парочки» подобного рода.
Во времена, когда в кошках видели только пособников дьявола, «Роман о Лисе» описал этих животных точно и разносторонне, например кота, забавляющегося собственным хвостом. Если Лис — явный маргинал по отношению к остальному обществу, рискующий жизнью ради пропитания, то у кошки авторы, верно, уловили двойственность её природы. Как заметила Жюльет Рааб в своей «Иллюстрированной библиотеке кошки», Тибер воплощает компромисс между независимостью и согласием с общественным порядком. Тибер выпутывается и хитрит, героизм не является его сильной стороной, и он готов пойти на мир с врагом. И даже на измену, когда ему захочется устроить себе пир. Такой образ кота внушает пессимизм? Но ведь в нём есть что-то «тартюфовское», в этом Тибере!

Видимость обманчива.

Конечно же, всем с детства знаком сказочный персонаж — кот в сапогах с его немного сомнительным моральным обликом и отношением к чужой собственности. Но мало кто знает,

кот в сапогахчто этот пушистый герой не был придуман Шарлем Перро.
Официальная версия этой сказки была опубликована в 1697 году, во Франции. В сборнике сказок и легенд, носящем название » Сказки матушки Гусыни», мы можем встретить кота в сапогах, или как он ещё там фигурирует — господин кот.
Но за долго, до этой публикации, из уст в уста передавалась история этого хитрого кота, с различными вариациями.
Скорее всего, история этой сказки началась в греко-римском обществе. Где с удивлением и восхищением приняли кошек, которых туда контрабандой завозили из Египта финикийские купцы.
Кошки тогда, до распространения христианства, считались животными наделёнными магической силой. Впрочем, это и отразилось в истории с сыном мельника и его хитрым котом, который сделал никчёмного рохлю богачом и зятем короля.
Но, до сборника «Сказки матушки Гусыни» появилась оригинальная кошечка из сборника венецианских сказок Джованни Страпаролой: «Весёлые ночи» (1550) были переведены на французский язык, и Перро наверняка их знал. Затем образ этой кошки появляется в Неаполе, из под пера Джамбаттисты Базиле, в его «Сказке сказок» (1634). После Шарля Перро, придавшего ему наиболее законченный вид, «кот в сапогах» дал ещё пищу фантазии братьев Гримм и драматурга Иоганна Людвига Тика. Известный детям всего мира кот в сапогах с самого начала имел массу изобразительных решений. Лучший его портрет был сделан, несомненно, Гюставом Доре, а статуя знаменитого кота давным-давно украшает один из участков сада Тюильри в Париже.

Кто больше лицемер?

Конечно, Жан де Лафонтен (1621-1695) — один из самых выдающихся баснописцев, но те черты, которые он придаёт кошке в своей книге, являются весьма спорными. Действительно, можно ли быть большим лицемером, чем Гриппемино, более хищным и кровожадным, чем Раминагробис? Бельгийский зоолог Фернан Мери справедливо заметил по поводу басен Лафонтена: «Их кажущаяся зоофилия полностью держится на откровенной зоофобии в отношении котов». Бог знает, зачем коту нужно было появляться в этих баснях, чтоб затем поколения школьников усваивали, что домашняя кошка коварна, хитра, жестока, лицемерна, разборчива в еде и просто хищница, настоящая машина для убийства. Кот, хорёк и кролик; Кошка, превращённая в женщину; Кот и лис; Мартышка и кот; Кот и крыса — вот несколько произведений, в которых портрет нашего любимого животного написан очень тёмной краской. Эти образы непривлекательны, и мы спрашиваем себя, в чём дело, почему Лафонтен питал столь сильную неприязнь к кошкам? Может быть, её истоки нужно искать в том образе жизни, который вёл баснописец? Ведь этот придворный, гнувший спину перед Людовиком XIV и Фуке, тоже приветствовал свободные нравы знатных женщин, любовником которых он был, а те, к его досаде, обожали кошек! У мадам де ла Сабльер их было с полсотни, и Лафонтену, конечно, приходилось стоически переносить их общество, чтобы оставаться в милости у их хозяйки… А герцогиня де Буйон не раз наносила баснописцу прямое оскорбление тем, что вполуха слушала стихи, которые он ей читал громким голосом, поскольку она в тот момент была слишком занята разыгравшемся вокруг неё спектаклем с участием её любимцев…

Кот как второе «я».

Очень часто бывает так, что писатель, пишущий фантастические произведения, может сам оказаться заложником своих идей и совместить реальность с вымыслом. Эрнст Теодор Амадей Гофман (1776-1822), немецкий писатель, фантаст и романист так и поступил. В своём произведении о капельмейстере Иоганнесе Крейслере, он отобразил самого себя в образе кота — житейские рассуждения кота Мурра.философа. А, в последствии появился роман «Житейские воззрения кота Мурра» (1820-1822). В котором умный и образованный кот Мурр, не без юмора и сарказма, рассуждает о жизни, устройстве мира и прочих вещах. ( Похожее – Записки кота Шашлыка. Слушать аудио тут.) Прототипом этого фантастического кота, наделённого человеческой речью, было реальное животное, любимчик Гофмана, его кот Мурр. Писатель задумал три части романа, но опубликовано было только две. Остановкой в написании этого произведения послужила смерть Мурра. Когда не стало его любимчика, Гофман впал в сильнейшую дипрессию. Всем друзьям и знакомым он разослал такое уведомление: «В ночь с 29 на 30 ноября после непродолжительных, но жутких страданий, полный надежд и чаяний, на четвёртом году своей короткой жизни, скончался мой дорогой ученик и преданный друг кот Мурр. Он скончался, но он воскреснет в новой жизни. Я не могу не уведомить об этом траурном событии моих друзей и родственников. Те, кто знал этого прекрасного кота, понимают всю глубину моей скорби и печали».
Роман — «Житейские воззрения кота Мурра», хотя и дошёл до читателей не законченным, бесспорно, является одним из лучших и блестящих произведений Гофмана. Писатель не хотел больше над ним работать после смерти того, кто вдохновлял его. Но и того текста с которым мы можем теперь ознакомится достаточно чтоб свидетельствовать о искренней любви и привязанности этого немецкого романтика к своему, наверняка, в чём-то исключительному коту.

Бальзак и кошка.

В 1842 году, в разгар написания двух романов популярнейшей и необъятной «Человеческой задумчивый коткомедии», Оноре де Бальзак получил от писателя П. Ж. Хетцеля, будущего издателя Жюля Верна, не обычное для него предложение. Принять участие в новом издании под названием — Сцены частной и общественной жизни животных. Которое было иллюстрировано виньетками Гранвиля.
Так же с этим проектом готовы были сотрудничать такие известные мастера пера, как Жорж Санд и Альфред Мюссе. Бальзак написал тогда «Любовные страдания английской кошки», и этот текст много позже будет переписан и немного изменён для театра Женевьевой Серро, а постановка осуществлена Альфредо Ариасом. Спектакль произвёл настоящий фурор в театральной жизни 1977 года. Через шесть лет, немецкий композитор Вернер Хенце, по мотивам сочинения Бальзака, создаст оперу «Английская кошка».
Бьюти, молодая белая английская кошка, получившая суровое воспитание, осталась холодна к ухаживаниям Пуффа, самого красивого и богатого кота, британского аристократа, о каком только можно мечтать. А вот, влюбилась она в кота Бриске. Француза по происхождению, мошенника и плута. Бальзак — друг кошек? Его новелла являет пленительную галерею кошачьих персонажей, но, прежде всего — это язвительная и очень забавная сатира на нравы британцев. Как там говорит кошка-англичанка котёнку-французу: «Любовь без капитала — это нонсенс!» Вот так по-своему великий писатель «отметился» в литературе о животных.

Любимые кошки Готье.

Теофиль Готье (1811-1872) и его родные любили животных. Когда автор «Капитана Фрикасса» посвятил книгу всем кошкам, разделявшим его существование, то озаглавил её совершенно справедливо — «Личный зверинец». Его детство, проведённое в Тарбе, отмечено присутствием в доме собаки по кличке Каньотт. Впоследствии, когда Готье был уже женат и имел двух дочерей, в семье жило множество кошек. «Кошачьи династии, столь же многочисленные, как и династии египетских царей, следовали одна за другой, обитая в нашем жилище. Всех их любили и оплакивали. Это так грустно, что век сих скромных друзей, этих братьев меньших, не пропорционален времени жизни, отпущенному их хозяевам».
кошки в ошейникахСреди котов, особенно дорогих сердцу Готье, отметим, прежде всего, некого Шилдебранда, имевшего зелёные миндалевидные глаза и яркую шкурку с чёрными полосками, то есть вид весьма колоритный; именно тогда из-под пера писателя появилась фраза: «Кошки — это тигры-дьяволята». Затем была рыжая кошка с белой манишкой и голубыми глазами, мадам Теофиль, «названная так, потому что она жила с нами в близости почти супружеского свойства, спала в ногах на нашей кровати, дремала на подлокотниках наших кресел. Спускалась в сад, чтоб следовать за нами во время наших прогулок. Присутствовала на наших трапезах и порой перехватывала куски, которые мы собирались отправить с тарелки в рот». Мадам Теофиль, была очень музыкальной кошкой. Она взбиралась на пианино и млела от пения, но очень живо реагировала, если голос поднимался выше, чем она могла выносить. «На верхней «Ля» она всегда закрывала рот певице своей лапой».
Теофиль Готье выступал против теории Декарта, для которого животное было просто «машиной». Когда Готье исследовал взгляд одного из своих любимцев, то был поражён его разумностью: « Однажды сев перед вами, он устремит на вас взгляд столь кроткий, столь нежный, ласкающий и такой человеческий, что это может даже испугать; ибо невозможно смирится с предположением, что в этих глазах нет мысли».
После мадам Теофиль в семье Готье жил белый кот, родом из Гаваны, Дон Пьерро Наваррский, от которого у белой Серафиты родилось трое чёрных котят. А эта кошечка была прирождённой кокеткой; она обожала шёлковые ткани и запах духов: от них она просто сходиля с ума! В честь Гюго и его романа «Отверженные» дети Серафиты получили клички Анжольрас, Гаврош и Эпонина. Последняя стала любимой кошкой Готье. «Она выбегала на звуки звонка, принимала посетителей, провожала их в гостиную, просила их усаживаться, разговаривала с ними — да-да, разговаривала — бормотанием, мурлыканьем, краткими возгласами, напоминавшими не тот язык, какой кошки используют между собой, а чёткое подражание членораздельной человеческой речи». Эта столь общительная кошка была воспитана Теофилем Готье с полным уважением к её личности и получила право восседать за семейным столом. Она ела, положив лапы на скатерть, с тарелки, возле которой не было приборов. Кошка понимала и следующее: если стол был накрыт и нож с вилкой лежали там, где им полагается, это означало, что ожидается приём гостей, на который она не приглашена!
Как же хорошо Готье понял душу кошки, если написал: «Завоевать дружбу кошки — трудное дело, это животное отличается философским спокойствием и уравновешенностью, следует своим привычкам, любит порядок и собственность, не растрачивает безрассудно свои эмоции: она захочет стать вашим другом, если вы того достойны, но не вашим рабом!»

«100 легендарных кошек».

 Читать на стр. 1..2..3 ..4..5..6..7..назад  вперёд..9..10..11..содержание книги.

Перейти на главную.

Яндекс.Метрика Индекс цитирования.

новое видео

нравится страница?

жми кнопку
поделись с друзьями в соцсетях!